Михаил Тимофеевич Калашников

1

Нас выбирают калашниковы и не только в Удмуртии

 

Михаи́л Тимофе́евич Кала́шников — выдающийся конструктор стрелкового оружия в СССР и России, доктор технических наук, генерал-лейтенант, дважды Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской и Ленинской премий, кавалер ордена Святого Андрея Первозванного. Член КПСС с 1952 года, депутат Верховного совета СССР (1950—1954).

Удмуртский филиал ВАГИ (столица г. Ижевск) - одна из наиболее организованных секций нашей ассоциации. В начале 2000 годов инициатор создания филиала Дмитрий Могучий широко развернул строительство горнолыжной базы Чекерил на окраине Ижевска и систематически приобщал новых единоверцев (единая вера в горные лыжи) к развитию массового катания на горных лыжах и сноуборде. Стали готовить своих инструкторов по горным лыжам и сноуборду.

Его эстафету успешно подхватил Владимир Балобанов. На подготовку инструкторов пригласили одного из лучших технарей на лыжах и на сноуборде лиректора Поволжского отделения ВАГИ Олега Баканова (Казань).
Лучшие инструкторы Удмуртии работают на Кавказе и в других горнолыжных центрах России и далеко за пределами нашей Родины.

К нашей единой горнолыжной вере привлекли столичного мэра и даже Президента Удмуртии. Сам Михаил Калашников восхитился благоустройством и радостью зимнего отдыха на Чекериле.

А вот о чем пишет популярная газета республики.
Интервью Президента ВАГИ, директора РНГШ  Людвига Ремизова.

 

 

Газета «МОСКОВСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ  в  Ижевске»

 

ГОРНЫЙ КОРОЛЬ

 

Спортивный комплекс «Чекерил» первым из окрестных столице Удмуртии зимних курортов открыл новый горнолыжный сезон. Высокая гора на юго-западной околице Ижевска - Чекерил - утолила скопившуюся за летний «стойловый период» жажду местных эпигонов слалома и скоростного спуска до живого ощущения высокой скорости и предоставила горнолыжникам еще один шанс больно ущипнуть за бесовскую бороду короля Риска и крепко пощупать в туре вихревого вальса его спутницу - королеву Опасность. Однако при всей экстремальной сути горные лыжи всегда были нетерпимы к показушной браваде своих подчиненных. Неслучайно в нашей рисковой стране несет службу большой отряд специального «горноспасательного» назначения, бойцы которого обучают отечественных любителей-слаломистов профессиональному этикету вкупе с европейским стилем катания по французским и австрийским наработкам.

По приглашению директора «Чекерила» Дмитрия Могучего в наших краях погостил-поработал президент Всероссийской ассоциации горнолыжных инструкторов (ВАГИ) и директор национальной горнолыжной школы Людвиг Ремизов. Его питомцы ставили на горные лыжи президента России, а сам господин Ремизов учил горнолыжному уму-разуму всю охрану Путина. Одного этого повода хватило обозревателю «МК в Ижевске», чтобы напроситься на интервью с главным федеральным инструктором по горным лыжам.

 

Людвиг ван Иваново и тягачи Тягачева

- Не частое в России имя Людвиг и предопределило мой стартовый вопрос. Из известных миру ваших тезок я навскидку вспомнил только композитора ван Бетховена, философа Фейербаха, да еще династию баварских королей периода германской капиталистической раздробленности. От чего же родители нарекли вас именем с четким немецким прононсом?

- Наша семья вышла из маленького городка Шуя в Ивановской области. Мои родители были людьми коммунистического толка в лучшем понимании этого слова и искренне стремились улучшить жизнь граждан Советской страны. Но тогда перед своими близкими родственниками еще не было принято не приносить младенцев в церковь для крещения. Для того чтобы корректно избежать этой процедуры, мама назвала моих сестер Музой и Альбиной, а меня Людвигом.

- Если же я проведу ассоциации из своего детства к горным лыжам, то память выдаст фамилии трех известных советских горнолыжников – Жирова, Цыганова и Макеева. Чем было обусловлено неожиданное для посторонних глаз появление этой славной троицы, оставившей заметный след на склонах не только в советских, но и мировых гор?

- Наше интервью в ЦРУ часом не идет, а то вы задаете очень сильные вопросы. В 70-х и начале 80-х годов прошлого века с горнолыжной сборной СССР работал Леонид Тягачев - великий организатор и психолог. Ленечка, а я катаюсь с ним с древнейших времен - без малого полвека - благодаря своим личностным качествам в любых ситуациях способен находить контакты со спонсорами. В советские времена он сумел организовать уникальную для всего спортивного мира круглогодичную техническую подготовку горнолыжников. Летом эти тренировки велись на Кавказе, в Киргизии и на Камчатке. Тягачев настолько плотно подключал даже армию, что занятия обеспечивались бронетранспортерами, тягачами и вертолетами. Он умудрялся обеспечить спортсменов даже душем в труднодоступных высокогорных местах, где никто никогда не видел гостиниц. В Советском Союзе, где никогда не было приличных трасс, на которых можно было готовить чемпионов, Тягачев решил самую главную проблему – ликвидировал техническое отставание от лучших горнолыжников мира.

- Почему же после того, как авангард ушел, вместо наезженной трассы образовался глубокий разлом и только в середине 90-х годов Варвара Зеленская и Светлана Гладышева вновь накоротке зацепились за медали и призы Олимпиад, а также мировых трофеев и чемпионатов?

- В любом виде спорте нужны лидеры, какими у горнолыжников были Владимир Макеев, Валерий Цыганов и Саша Жиров (к великому горю, он погиб в автокатастрофе). Они шли вперед, выступали все результативнее и тянули за собой остальных сборников. Переломный момент в налаженном процессе наступил после того, как Тягачев оставил сборную. С ним покинули команду и признанные лидеры, потому как новый тренер не сумел сохранить в ней прежнюю добрую атмосферу. Тем не менее, сборная еще два десятка лет продолжала тренироваться на базе, заложенной при Тягачеве. На этой основе позже и выросла серьезная горнолыжная смена, где Варя и Света потянули за собой молодежь.

- Пару лет назад в официальной российской прессе нынешнего президента Национального олимпийского комитета сильно «избили». Говорилось, что он якобы тягачом вытянул из государственной казны 10 млн долларов на строительства горнолыжной школы имени…Леонида Тягачева в родной деревеньке Деденево в Дмитровском районе Московской области, главой администрации которого служит супруга президента ОКР Светлана. Скажите честно, Тягачев действительно так сильно переживает за будущее горных лыж, или эти обвинения были не беспочвенны?

- К сожалению, я не в курсе этого строительства, а потому снимаю вопрос с обсуждения. Но мне хотелось бы поделиться личными впечатлениями об этом человеке, ибо я прекрасно знаю его семью, жену и дочерей. Этот человек по натуре своей патриот. Это ведь не самое плохое человеческое качество. Хуже, когда им начинают торговать. Я уже подчеркивал талант Тягачева как менеджера. Одной своей импозантной улыбкой он выкачал из спонсоров приличные денежные суммы, направив их на развитие отечественного горнолыжного спорта. И я не думаю, чтобы он злоупотреблял бюджетными средствами.

 

Ножки Путина

- Сегодня главный олимпиец страны Тягачев еще и личный тренер президента России. Когда по телевидению впервые показали, как Путин спускается с горы, кто-то из специалистов опасно выразился, что это был «неуправляемый снаряд». Точно также каталась и охрана главы государства. На ваш взгляд специалиста, каковы истинные горнолыжные способности ВВП?

- Я хочу себе польстить тем, что мне было доверено тренировать его охранников. Мы очень хорошо поработали прошлой зимой и сегодня они прекрасно владеют лыжами и даже умеют кувыркаться. Что касается Владимира Владимировича, то я не видел его на лыжах «живьем», а, судя по телевизионным сюжетам, скажу наоборот, его техника была хорошей в самой важном компоненте. В наших природных условиях катания на крутых горах и в глубоких снегах, обязательно нужно, чтобы лыжник владел вертикальной работой ног. Для горнолыжника самое главное – амортизация, движение ног вверх-вниз. Я заметил, как у Путина неплохо коленки-ножки работают. Его лыжи шли мягко, а сам он ехал в хорошей, правильной стойке. Движение «вверх-вниз» ярко характеризует основное положение нашей отечественной школы. Вы спускаетесь по кочкам, будто на рессорах, как автомобиль…

- …или как мотоцикл (корреспондент «МК в Ижевске» сделал намек в сторону Дмитрия Могучего, заслуженного тренера России по мотокроссу, подключившегося к беседе чуть ниже – прим А. П.)

- Кстати, мотоцикл – одно из лучших средств подготовки горнолыжников. Ко всему прочему, Путин настолько хорошо выписывал дуги, что я загордился двумя своими ученицами, которые обучали кататься президента на горе Гладенькая в Саянах и в Байкальске в Иркутской области.

- А где вы обучали технике катания бодигардов Путина?

- По специально объявленному тендеру, несколько школ предложили президенту свои тренерские услуги. Служба охраны президента выбрала нашу школу. Мы с командой телохранителей приехали на базу отдыха Тегенекли на Эльбрусе, где есть прекрасный реабилитационный центр. После шести часов катания в тяжелых физических условиях по глубокому снегу в высокогорной местности при нехватке кислорода организму необходимо восстановление. Мы каждый день выезжали кататься на Эльбрус или Чегет, и это были очень интенсивные тренировки, и я был потрясен отменной изначальной физической подготовкой этих ребят. Отличная «физика» и послужила быстрому овладению техникой катания.

 

Лыжи Сильного Действия

- Известно, что увлечения президентов определяют интересы нации. Страсть Ельцина к теннису вылилась в прорыв табуна россиянок в первые ракетки мира. Можно ли говорить, что сейчас наблюдается всплеск интереса к горнолыжному спорту, потому как на данный исторический момент это «политически правильный» вид спорта?

- Естественно, самая лучшая реклама горных лыж – увлечение президента страны. И дело здесь не в идеологическом посыле, а во влиянии Путина через личный пример на здоровый образ жизни россиян. Я доволен, что в России растет число горнолыжных центров. Горные лыжи - это вид спорта, который требует большой физической нагрузки и хорошо тренирует весь организм. Кроме того, если вы приведете вашего ребенка на гору, и он начнет кататься, то от этой «заразы» вы уже никуда не денетесь. Ваш ребенок распустит сопли, чтобы вы поехали с ним в горы снова и опять. Ну, а приехав в горы вместе, что вы будете делать, разве водку глушить? Вы тоже начнете кататься. Через своих детей родители вольются в спортивно-оздоровительное увлечение, которое является лучшим лекарством в борьбе с алкоголем и наркотиками.

- Выходит, самый лучший наркотик – горные лыжи. Известно, что экстремальный спорт насыщают любители острых ощущений, которым не хватает обычных житейских радостей. Существует даже мнение, что парашютисты, горнолыжники и другие экстремалы являются пассивными суицидентами.

- Адреналин – гормон, благодаря которому человек способен осуществлять колоссальные подвиги. Реальный факт, когда в Америке в 40-х годах некий заключенный негр перелез через крепостную стену тюрьмы и начал уматывать удочки. За ним помчались собаки, но беглец включил бешеную скорость и перепрыгнул через ров, ширина который была значительно длиннее мирового рекорда и попытка не повторена до сих пор. Давно разменяв седьмой десяток, я сейчас легко спускаюсь с гор с перепадом высот в два километра. А в прежние времена, когда я был раза в два моложе, у меня дубели ноги, и я останавливался после того, как проезжал всего лишь триста-пятьсот метров. В мышцах накапливалась молочная кислота, вследствие чего возникали ощущения свинцовой тяжести. Благодаря современной технике катания спуски с разницей в два километра для меня не становятся большой проблемой. Многие удивляются, когда я, поднимаясь пешком, делаю это значительно быстрее других горнолыжников.

 

Правила поведения на горе

- Не исключено, что иногда даже быстрее, чем подъемник. При всей суровой красоте и склонности к подвигу в горных лыжах не может не быть места шутке, не так ли господин Могучий?

- Разумеется. Для начала анекдот. Пациент только заглянул к врачу, а тот уже быстро установил свой диагноз: «У вас имеются все данные для занятий горными лыжами». Изумленный «слаломист» спрашивает доктора: «Как вы это определили?» - «У вас очень быстро срастаются кости», - резюмировал эскулап. А теперь случаи из жизни. Один из постоянных клиентов Чекерила чуть было не расплакался из-за пустяка: «Прошло двадцать минут, а я сделал только тринадцать спусков! А еще вчера за это же время я успел сделать все семнадцать!» При этих словах он, остервенело оттолкнувшись палками, кинулся вниз.

- Люди входят в раж, буквально заболевают горными лыжами, - вновь перехватил инициативу господин Ремизов. – Я катался в Альпах, на Монблане, где длина одного из спусков по белой долине достигала 25 км при перепаде высот почти в три тысячи метров. Это была не обыкновенная туристская трасса. Здесь приходилось спускаться по опасному движущему леднику и ледовым глыбам, и в любом месте могли неожиданно появиться ледовые трещины. Смотрю, тут же приспособился кататься грузный американец, и соображаю, что это сродни подвигу. Штатник кряхтит, пыхтит, пукает, но с горы спускается. Людей подталкивает к геройству любовь к адреналиновому времяпрепровождению. Во что бы то ни стало: «Бороться и искать, найти и не сдаваться!» По заглаженным до тошноты иностранным трассам кататься скучно. Хочется вырваться на целину, где едешь «на бровях». Тянет на крутые склоны и бугры.

- Могу подтвердить эти желания. Я катался в одном из местечек в Андорре, - вновь берет слово г-н Могучий, - и как-то раз ощутил прилив неимоверной скуки. Провел наблюдение, и заметив, наконец, почти отвесный склон горы с обветренным, жестким снегом, слета бросился на него. Не скажу, что кувыркался, но зато был весь из себя, когда, очутившись среди людей, которые не смогут повторить рисковый маневр, почувствовал, что мне удалось это сделать.

- Нормальные туристы, наверное, смотрели на вас, как на ангела, спускающегося с небес?

- Я не видел их глаз. Не до того мне было. Нужно было преодолеть себя, чтобы не загреметь по полной программе.

- А я тут быль вспомнил, в своей фабуле похожую на неприличную байку…

- …вы рассказывайте, Людвиг Павлович, не смущайтесь, ведь для «Московского комсомольца в Ижевске», как и для всякого художника не существует территории непристойности.

- Один из бодигардов Путина, перекатавшись с крутых гор, возвращается в отель, падает без сил на кровать и через мгновение понимает, что рядом с ним разлеглась какая-то женщина. Телохранитель сквозь зубы цедит: «У-у, как эти бл..ди одолели». Лишь несколько мгновений спустя до него, наконец, дошло, что он с устатку просто перепутал номера.

- Что-то вы все о веселом, - г-н Могучий перевел интервью в серьезную плоскость. – По настоящему горы весьма опасны. Когда я катался в той же Андорре, в один из дней шел мокрый снег, а температура была около ноля. Сели мы с внучкой на подъемник, а кресло оказалось покрыто не кожей, а дерматином. Начинаем движение вверх, я берусь за фиксатор, а он не опускается. Мы повисаем, над глубокой пропастью, сидя на скользком сидении. Спасла смекалка. Я взял лыжную палку, схватился за задний барьер, зацепил за него палку, и мы в таком неуклюжем положении добрались до спасительной почвы, точнее снега под ногами. Пока поднимались, я рассказывал внучке о том, что такое горы, и как в горах опасно оставаться человеку одному.

- Господин Ремизов, покатавшись почти на всех самых известных европейских горнолыжных курортах, какой из них, на ваш взгляд, самый живописный?

- Живописно любое высокогорье. Там наяву купаешься в космическом пространстве. На Эльбрусе я получил совершенно фантастические впечатления. Ощущения того, что находишься в океане льда. Но ничуть не меньше удовольствия доставляют спуски по нижним трассам, которые после альпийских лугов проходят по лесным массивам.

 

Александр Поскребышев

фото