Вдали от Кремля РНГШ дает уроки на лыжах бодигардам российского Президента

РНГШ тренирует команду бодигардов Путина



Нынешняя мода на горные лыжи уже ни у кого не вызывает удивления. Фактически с тех самых пор, когда по телевизору в первый раз показали президента Путина нарезающего широкие дуги на склонах Красной Поляны, участь этого вида спорта для избранных была решена. Однако за очевидными фактами скрыты весьма интересные детали. Вслед за ВВП на лыжи пришлось встать не только представителям политбомонда и крупным бизнесменам, но и… президентской охране. Теперь наряду с традиционной подготовкой по стрельбе и рукопашному бою в их сетке значатся обязательные ежегодные горнолыжные сборы. О том, как и где учат кататься президентских бодигардов нашему журналу рассказал их тренер Людвиг РЕМИЗОВ, президент Всероссийской ассоциации горнолыжных инструкторов.



Занятия ведет мастер спорта международного класса Юра Одегов



- Людвиг Павлович, расскажите, кому и когда пришла в голову идея тренировать президентскую охрану? Сколько человек было нужно поставить на лыжи?

- Первые тренировки начались три года назад. Сейчас уже трудно сказать, кто первый заговорил про столь специфичные горнолыжные сборы, но что в этом была жизненная необходимость – совершенно очевидно. В этом году у меня тренировались десять человек. В прошлом – трое.

Кто не рискует тот не пьет шампанского (Андрей Медведев - чемпион
России по пулевой стрельбе) 



- Среди них уже были мастера-горнолыжники?

- Нет. Зато был Андрюша, чемпион России по пулевой стрельбе. Он, кстати, и на лыжах стал самым талантливым учеником. А так все обладали начальным уровнем, катались потихоньку, кто кувыркался в свое удовольствие. За время тренировок, которые в среднем длились по две недели, все дошли до приличного уровня и хороших скоростей. 

- Даже до Кандидатов в мастера? 

- Подготовить ребят к езде по спортивной трассе – это не самое главное. У нас была другая задача, нам не нужно было готовить ребят для слалома, из них надо было сделать универсалов. Здесь гораздо важнее промчаться сквозь заросли, между деревьев, по пояс в глубоком снегу или по льду, чем по ровной заглаженной трассе. Такую подготовку пока не научились оценивать в спортивной

Зачет-экзамен по фрирайду без применения оружия. Оценка 5 баллов 



- Какие задачи перед вами ставили? Важны ли были сроки? 

- Задачи? Чтобы катались быстро, надежно, универсально в любых условиях склонов, трасс, снега, погоды. На обучение группы отводилось по 15 дней. 

- Кататься им нужно было лучше самого президента? 

- Конечно! Лучше и быстрее. Но все ребята из охраны – молодые крепкие парни, лейтенанты по 25 – 27 лет. Они невероятно быстро схватывали. Все очень координированные: могут упасть, пролететь кувырком десяток метров, а потом встать, как ни в чем не бывало, и ехать дальше. Ты пойми, вот дай ему ружье – он не просто встанет, но и выстрелит тут же по любой мишени. Вообще, они отлично группируются, что, думаю, идет от борцовской подготовки. Тренироваться с ними – одно удовольствие. Уже на пятый день тренировок водил своих «краснофлотцев», так я их называю, на известные небезоопасные крутейшие северные склоны Чегета. 

- Зачем? 

- Там самое сложное катание. На седьмой день на Эльбрусе я уже спускался с ними без остановки с самого верха Гара-Баши (3800 м) донизу на Азау (2300 м). Это под силу далеко не каждому хорошему спортивному горнолыжнику. 

- А как нагрузка? Тяжко было? 

- Тяжко не то слово. Было всегда очень интересно, несмотря на нагрузки и перегрузки. Ребята заводились с пол- оборота. Чем сложнее прелагаю спуск, тем больше радости. Подготовительные упражнения на месте быстро надоедали. Лучше отрабатывать в движении. Частые вначале падения только больше подзадоривали всех. Чем круче и опаснее склон, остроконечнее бугры, глубже снег, больше скорость и даже чем хуже погода, тем лучше. А вечерами воспоминания и анализ спусков, хохот, подтрунивания, и обязательно издевки друг над другом, иногда и поборются, чтобы установить внутрибратскую иерархию: ху из ху. 

- Чем отличается экипировка горнолыжника спортсмена от горнолыжника охранника? Рации, оружие у последних присутствуют?.. 

- Для тренировок мы используем обычную экипировку, которая продается в спортмагазинах. Кстати, заметил однажды, что и у президента ботинки не самой последней модели. На тренировках дополнительные «аксессуары» у охранников отсутствовали. А во время их катания с президентом? Возможно…


Занятий закончены: СПАСИБО тренерам Российской национальной
горнолыжной школы!!



- Вам, наверное, не раз доводилось видеть, как катается президент Путин? Насколько, на ваш взгляд, он профессионален в горных лыжах?

- Мне лично не доводилось кататься вместе с президентом, но у меня есть представление (в основном по репортажам на ТВ) о том, как он катается. Первое, что бросается в глаза – очень пластичная техника, хороший накат. Видно, что он обожает скорость. Это – залог его дальнейшего технического роста. У него хорошо работают ноги, как говорят, кошачья пластика и упругость. Мягкая «гармошка» работы всех суставов ног - это достоинство техники не только Владимира Владимировича, но и вообще русской школы катания. Это отличает ее от демонстраций техники Французами и Австрийцами, которые привыкли кататься по ухоженным, заглаженным до скукоты склонам. У нас таких склонов мало (вездесущее российское бездорожье!), поэтому русские инструкторы на уроках делают особый упор на амортизирующие движения ног. Для спуска по целинным снегам, фри-райда, особенно на буграх важна вертикальная работа ног лыжника. Как раз ее-то в почти идеальном исполнении я заметил у президента. Мне, как человеку, проработавшему в спорте не один десяток лет, понятно, откуда это: он борец и для него полуприсед весьма привычная, отработанная стойка. Еще одно – у президента туловище грамотно развернуто по лыжам… 

- Но не может же быть все хорошо, наверное, и ошибки в его стиле вы тоже подмечали?

- Мне сложно говорить: президента я видел, на лыжах лишь в профиль и то по телевизору. Но, боюсь, что его личный тренер слишком увлекся классической школой. Путин, так же как и Тягачев, злоупотребляют эффектным, но не всегда эффективным узким ведением лыж. Для современной техники это – прошлый век. Сейчас преобладает карвинг, когда лыжи, поставленные на ребра, ведутся достаточно широко. Так достигается точность и быстрота при минимальном торможении. 

- По-вашему, сложились уже некие, так сказать, «путинские места» для горнолыжного отдыха?

- Насколько я знаю, президент России чаще всего катается по склонам сочинской Красной Поляны, да еще в Абзаково под Магнитогорском, несколько раз он катался на «Гладенькой» под Саяногорском, и в Байкальске. 

- Почему горнолыжники так любят Красную Поляну?

- Там самые фантастические снега, разнообразие спусков, просторы для фри-райда. Даже, несмотря на небольшие высоты - 2500 метров. Можно спуститься почти до уровня 500 м. 

- Знаю, что вы близко знакомы с президентом Олимпийского комитета РФ и личным тренером Владимира Путина Леонидом Тягачевым? 

- Мы знакомы уже более сорока лет. Тогда я учился в физико-техническом институте в Долгопрудном и ездил кататься в Турист, близ деревни Шуколово. Там я и познакомился с деревенским парнем-горнолыжником. Честно говоря, давно не катался с Тягачевым, но знаю, как он отменно скользит на лыжах, что не удивительно: мастер спорта, как-никак, и призер первенств СССР по слалому. Он не спускается, а плывет по склону. У него , можно сказать, особая филигранная техника. С детства у него сложился свой персональный фирменный мягкий поворот с наклоном тела внутрь. Я его называю поворотом Тягачева. Его уникальный тренерский успех – победы целой плеяды советских горнолыжников в конце 70-х. Тогда в мире его признали лучшим, самым успешным тренером. Уникальность тренерского таланта Лёлика, как все его любовно звали и зовут сейчас, в том, что при полном отсутствии в СССР пригодных для большого спорта горнолыжных трасс, слаломных стадионов он сумел организовать научно обоснованные тренировки для сборных команд. Для этого он исследовал естественные спуски на многокилометровых ледниках и снежниках Кавказа, Киргизии и Камчатки, и там в летне-осеннем сезоне проводил тренировки по технике. Местная власть, профсоюзы, армия всегда шла навстречу Лёлику, чтобы обеспечить ему материально-техническую поддержку в горах. Именно Тягачеву удалось вывести их на первые строчки международных соревнований - семь этапов Кубка мира выиграл его лучший ученик Саша Жиров. Он же дважды завоевывал Кубок мира по слалому, обыгрывая непобедимого шведа Ингемара Стенмарка. К сожалению Александр Жиров погиб в расцвете своей спортивной карьеры в автокатастрофе в 1981-м. 

- Кто сейчас правит бал в горнолыжном спорте? 

- Нельзя выделить кого-то одного. За последние десять лет разные страны завоевывали медали: югославы, хорваты, шведы, швейцарцы, американцы. Наверное, более всех успешны австрийцы. 

- Учитывая, что к горным лыжам у нас теперь такое же трепетное отношение, как и к теннису во время президентства Бориса Ельцина, как вы думаете, есть ли надежды, что именно в эти годы появится новое поколение сильных отечественных чемпионов? 

- Думаю, что лет через пять эта волна придет. Причина - у нас, действительно, пошла мода на лыжи. Руководители регионов, к примеру, иногда вынуждены вставать на лыжи, потому что из Москвы едет начальник и необходимо с ним кататься. Многие, однажды прокатившись с горки, поняли, что это приятнее, чем водку пить. Мои ученики уже поставили на лыжи Хабаровского губернатора Виктора Ишаева, мэра Ижевска Виктора Балакина, обкатывают президента Удмуртии… 

- Интересно, а кто-то из олигархов обращался к вам с просьбой поставить на лыжи собственную охрану? 

- Пока нет. Зато сами олигархи просили дать им уроки катания прямо в Куршевеле. Так, три года назад мне пришлось везти во Францию одиннадцать своих инструкторов. Катали и Березовского, и Рушайло, и Никиту Михалкова… Я лично обкатывал сына одного медного магната. 

- Охрана была рядом?

- Нет, на склоне никого из охраны не было. Бодигарды встречали своих патронов внизу на джипах. 

- Как же вы сами освоили горные лыжи? 

- Не поверите - учился кататься по книге француза Жана Франко, которую я сам и перевел. Кстати, это была первая изданная в нашей стране книга по горным лыжам. В институте, где я учился, существовал достаточно свободный график, и мне удавалась раз в год на месяц уезжать в горы. Я был одновременно председателем-тренером и альпинистской и горнолыжной секций. 

- То есть с горами знакомы с детства?

- В будущем году исполнится 50 лет, как я в первый раз попал в Приэльбрусье. Мои любимые трассы: Чегет и Эльбрус. Люблю крутые склоны, глубокий снег и спуски фри-райд. По-моему, сейчас у нас лучшие горнолыжные базы на Урале, на Волге, в Сибири и на Дальнем Востоке. По своей инфраструктуре некоторые из них вполне могут считаться курортами. Почему? Да просто там хозяева – мужики. Они вкалывают, строят наше горнолыжное завтра, меняют водку на лыжи и на здоровый, увлекательный образ жизни. Приятно знать, что в Абзаково, Байкальске, Завьялихе, Казани, Саяногорске, Шерегеше и в ряде других российских мест уже работают курорты хорошего европейского уровня. 

- Сноуборд или лыжи: что «круче»?

- Безусловно, лыжи дают значительно больше возможностей спуска, к тому же катание на них безопаснее. Узкие кулуары, бугры и очень крутые склоны на доске под силу одолеть лишь мастерам. Но сноуборд – для меня это синоним слова полет. На глубоком снегу доска может подарить самые радостные ощущения скорости и вихря. Понятно, почему именно сноубординг захватывает молодежь: она более романтична. 

ПОДВЕРСТКА 

Людвиг Ремизов советует, как выбрать идеальную экипировку горнолыжника 

- Костюм, состоящий из отдельных штанов и куртки удобнее комбинезона. Чтобы не поддувало снизу у куртки должна быть специальная внутренняя юбка. Капюшон должен быть с удобными утяжками. Хорошо, если много карманов, которые обязательно должны застегиваться.
Очень важные предметы – очки и маска. Одно другого не заменяет. Маска очень важна в плохую погоду. Особенно полезна она для детей, так как предохраняет лицо в случае падения. Перчатки должны быть в первую очередь теплыми. Когда я еду в горы, беру три пары: теплые, не очень и совсем легкие – на погоду.. 
Стоит потратиться на термобелье. Для Сибири и для высокогорного зимнего Кавказа хорошо иметь подшлемник, а-ля «группа захвата».
Лыжи нужно выбирать, руководствуясь своим уровнем катания. Хороший лыжный инвентарь выпускают около десяти фирм, каждая из которых в год создает до десяти новых моделей лыж. Уследить за ними невозможно. Главный совет, который можно дать – это делать свой выбор по фирменному каталогу. В нем модели расположены в порядке убывания: от дорогих – чемпионских (как правило, они имеют приставку «рэйсинг») и экспертных, до простых лыж для новичков. При этом не стоит брать спортивные лыжи. Они «строгие», ригидные, часто «не прощают ошибок».
Стратегия выбора горнолыжных ботинок примерно такая же. При этом на начальном этапе стоит потратиться на более дорогую, качественную горнолыжную обувь, чем на лыжи. Ботинок должен плотно облегать ступню. В нормальных моделях не менее четырех замков. Нужно просить обувь своего обычного размера, и примеряя, застегнуть ее на все крючки. Убедиться, что пальцы ног не упираются в переднюю стенку, иначе вы будете все время морозить ноги. Все современные ботинки самоформующиеся (гель во внутренней части ботинка, разогреваясь принимает форму ступни), так что приехав домой с обновкой, следует посидеть в ботинках час-два. Можно их дополнительно разогреть феном. 
Ботинки для начинающих всегда очень мягкие, возможно стоит взять чуть пожестче. Главное чувствовать, что усилия от движений ноги точно передаются лыжам. Если ступни в ботинках «плавают», кататься будет сложно. Еще совет: пробуя ботинки, сделайте глубокие приседания и убедитесь в устойчивости. 
Что касается палок, то здесь нет особых премудростей. Не стоит брать изогнутые – чисто спортивный вариант. Чем палки легче, тем лучше. Самые лучшие – графитные. По высоте – три четверти роста.
И напоследок, не стоит жалеть денег на чехол для лыж: очень помогает при дальних поездках.

фото